Приветствую Вас, Гость. Регистрация RSS

Лондон против всех

Вторник, 19.12.2017
Главная » Окси » Публикации, посвященные Мирону

"Горгород" в руках литературоведа (часть 2)
30.06.2016, 20:24
По асфальту, мимо цемента
Избегая зевак под аплодисменты
Обитатели спальных аррондисманов
Социального дна, классы нац. элементов
Мимо зданий муниципального центра
И статуи вице-мэра, насвистывая концерты
Я спускаюсь беспрецедентно оправдан
И лицемерно помилованный тридцатилетний
Б*я, меня явно любит вселенная
Не знай меня все, я вряд ли бы уцелел там
Но, видимо, мэру надо улицы бедным продать
Было милосердие то, правосудие, щедрость — хер знает
Я живой, спасибо фортуне
И балансирую через пропасти на ходулях
Иду сутулясь и подпрыгиваю через судьбы и бури к неуловимой Ultima Thule

Я думал, время вышло, вымя выдоено,
На дороге рытвины и выбоины, валуны и глыбы
На моей тропе меж мира/войны
Одни считают, что я сильно хитровые**нный,
Другие видят во мне наивный мир игр и книг
Ты пойми: я — гибрид, я вырос и таким, и таким
Я не был задуман для света софитов, интриг
И адреналина, выбор линии судьбы не хитрит
Я просто годами писал и смотрел в окно
Зачёркивал, стирал, неустанно толстел блокнот
Хрупкие миры распадались во тьме на стол
Покуда мёртвые кумиры взирали со стен во двор
Я был один, мироздание по краю вело
Теперь из каждого киоска смотрит моё ебло
Но что изменилось? Ничего внутри, а с виду зело
Ведь закрутили в узелок сильные мира сего
До того, что стресс, кипиш, бег, квиддич
Раньше я думал, что в тридцать лет — финиш
Но я здесь, видишь? Glenfiddich
Они скуксились, сдулись
Х**и ты не сгинешь?
Они что-то просят и портят воздух и нервы
Судмедэксперт то ли кровь, то ли сперму
Суке — руку и сердце, издателям — буки, разделки
Читателям — чучела в клетке
Эй, я видел цирк ваш с виселицы
Забудьте Сунь-цзы и Лао-цзы
Ведь в этом цирке лишь два пути: суицид или стоицизм
И если выбрал не суицид, тогда терпи, хватит ныть, дай во всю идти
И да, мой сын, каждый сыт, страх и солипсизм
Но на зло миру мы взлетим среди суеты

Мой город вне времени, вне территории, племени, рода и империи
Троя, Помпеи, Рим…
Мой город — морок, эпидемия, что во тьме видит Бедуин
Мой город на горе руин
Мой город — лабиринт, где по нему слепой и неумелый гид
И мой город не верит им,
Его правление внутри, но не под горой и не в мэрии

Я — стоик, будто Луций Сенека
Спускаюсь от палаццо элиты к улицам Гетто
Раз уцелел, то надо жить и глубже дышать
И Девочка Пиз**ц ушла, предав, но я переживу и это
Ты ответь на такой вопрос мне: может ли творец жить в башне из слоновой кости?
Вхожем быть во дворец или яро против вельмож, или сохранять свой нейтралите…

Как мы понимаем, Марк жив, и после приёма у Мэра он идёт по улицам Горгорода. Он обращает очень много внимания на всё, его окружающее, словно оценивая, что он вот-вот мог потерять. Он впитывает всё вокруг, как человек, которого только что миновала смерть. Об этом в своё время очень хорошо и подробно рассказал Фёдор Михайлович Достоевский. Наш же писатель идёт и думает о том, что его помилование – есть результат то ли справедливости, то ли милосердия, то ли ещё чего, он и сам до конца не знает. Марк идёт, насвистывая и подпрыгивая, к недостижимой цели (старина Луперкаль икнул), идёт, и вдруг начинает как будто оправдываться, как в треке «Всего лишь писатель». Он будто бы вновь отвечает своему разгневанному фанату, оправдывая своё смирение тем, что он видел «весь ваш цирк с виселицы». По сути, он снова предаёт сам себя. Дальнейшие слова только подтверждают это.

Марк начинает говорить о своей планируемой будущей жизни, в которой суке достанется рука и сердце, издателям – то, что они от него хотят, а читателям чучело в клетке, зато он будет жив. Также Марк призывает нас забыть о Сунь Цзы и Лао Цзы. Это, безусловно, один из самых важных моментов в тексте. Глубину этой мысли можно оценить, лишь понимая, кто это такие. Сунь Цзы и Лао Цзы – древнекитайские мудрецы. Сунь Цзы воплощает воинское начало. Он был великим полководцем, написавшим самый древний трактат «Искусство войны», посвящённый военному и политическому ремеслу. Лао Цзы – мудрец и философ, чьё учение живёт до сих пор, (есть даже легенда о том, что он утёр нос Конфуцию при встрече). Он символизирует мудреца, шамана, если хотите. Он приближён к истине мироздания, отвечая за всё возвышенное, духовное (вспоминаем митрополита Иллариона с его «Словом о Законе и Благодати»). Это – ещё одна бинарная оппозиция, но она является основополагающей чуть ли не для всего нашего мироздания: воин и жрец, Инь и Янь. Это те два столпа, на которых доселе держался мир, а Марк призывает нас отречься от этого. Как же так? Марк предаёт эти начала в себе. Он более не воин, он не сопротивляется. И более не шаман – он не творит по-настоящему и не касается глубин мироздания.

Далее Марк говорит, что его город бессмертен и сравнивает Горгород с Троей, Римом и Помпеями. Выходит, что бессмертен он лишь в виде памяти и урока потомкам. На деле же писатель предрекает этому городу падание, разрушение. Также Марк сравнивает Горгород с мороком и эпидемией, что видит Бедуин. Иными словами, Горгород – это проклятие в пустыне, долине вечных скитаний. Тут сравнение наводит нас на мысль о самом первом городе – Енохе, построенном Каином и названным в честь сына. Как мы помним из завещания Христова: Каин был проклят за убийство собственного брата, и так называемое «проклятие Каина» лежит на всех творениях рук его, в том числе и на первом в истории городе. Расположен был Енох на какой-то проклятой земле, местоположение его точно не называется. Тут же следует и другая ассоциация – Горгород словно равнина призраков близ Мордора. Всё это места великие, значимые, но они не несли блага своим существованием и пали.

Картина «Первый Траур», Вильям Бугро

Самого себя Марк в этом городе, обречённом на смерть, идентифицирует как стоика, подобно Луцию Синеке, раз уж он не выбрал суицид во имя правды и справедливости. Луций Синека припеваючи жил при императоре Нероне, фактически правя Римской империей, однако в жизни Луция была совершенно разные периоды. Например, при правлении императора Клавдия он был изгнан на Корсику. И мы не можем точно знать, с Сенекой в какой из периодов его жизни Марк сравнивает себя. Одно мы можем заключить точно: Марк планирует прожить долгую жизнь, пережить Мэра, Гуру и прочих, сидя на нагретом месте.

Последние слова Марка в этом треке – вопрос (вот только кому?) о башне из слоновой кости. Изначально эта метафора была использована в Ветхом Завете, однако позже, в эпоху романтизма, претерпела изменения и теперь является символом ухода в мир творчества, изоляции от социума, открытия пути самопознания. Наш писатель словно упрекает своего собеседника (всё ещё не исключаем вариант, что он говорит сам с собой) в том, что такое творчество вдали от всего невозможно, и так или иначе ты будешь сталкиваться с реалиями современного мира. Всё это самооправдание могло бы длиться ещё бесконечно долго, но речь Марка прерывает выстрел.

Наш герой убит, это конец. Главные вопросы: кем и почему? Сначала в голову приходит мысль о том, что это сделано по приказу Мэра, но ведь мы с вами внимательные читатели, верно? Так что эта версия отпадает. Могу предположить, что убийца – это тот, к кому обращается Марк в «Башне из слоновой Кости». Если принимать во внимание всех возможных персонажей, я бы сказал, что это сделал тот самый фанат, которого мы слышали в «Кем ты стал?». Есть, конечно, вариант, что это сделала Алиса, но вам не кажется, что мы, в конце-то концов, не Донцову читаем? Мирон Янович оставляет нам сюжетную недосказанность, предоставляя каждому возможность поразмыслить самостоятельно. Но по сути сама личность убийцы не имеет большого значения. Прежде всего Марка убил сам автор, и нам важно понять, почему. Но к этому мы вернёмся позже. А пока нас в последний раз встречает голос Киры, которая выражает свою радость по поводу освобождения Марка и говорит о том, что вот-вот приступит к прочтению его последнего романа «Где нас нет».

Так как это последнее появление литературного агента – считаю целесообразным обозначить объяснить причину, по которой её речь – прозаическая, на что обращал внимание ещё в начале. На первый взгляд может показаться, что Кира – это резонёр, т.е. персонаж, выражающий позицию автора; они частенько выделяются в произведениях особым образом, но очень скоро мы понимаем, что это не так. Кира говорит простыми словами, потому что она сама проста как дважды два. Все её заботы – это семья и работа. Её не волнует происходящее в Горгороде. Все эти движения за правду и справедливость лишь пугают её. Кира выражает позицию самого обычного обывателя. Она дана для того, чтобы мы могли сравнить узость её взглядов с масштабом мыслей таких людей, как Марк или Гуру. Особенно хорошо это подчёркивается последними словами Киры по поводу романа «Где нас нет»: «Название – говно». Она даже не пытается вдуматься в смысл этих слов, которые отсылают нас к известному выражению: там лучше, где нас нет.

Там, где нас нет, горит невиданный рассвет
Где нас нет — море и рубиновый закат
Где нас нет — лес, как малахитовый браслет
Где нас нет, на Лебединых островах
Где нас нет, услышь меня и вытащи из омута
Веди в мой вымышленный город, вымощенный золотом
Во сне я вижу дали иноземные
Где милосердие правит, где берега кисельные

Ну-ка, слёзы вытер!
То ли дело их сын — сразу видно, что он лидер
Слышишь, если спросят, то ты ничего не видел
А он весь в отца, из него ничего не выйдет
Кто ж её не знает-то, всему двору сосала
Это что такое? Руки, я кому сказала!
Всё разворовали, а бывал непобедимым
Ваш ребёнок замкнут и не ладит с коллективом
Марш в детский сад! Дружный класс. Дважды-два
Раз на раз. Баш на баш. Чё, зассал? Не пацан?
Только глянь на себя: тут фингал, там синяк
Хулиган! Стыдоба! Как ты смел, кем ты стал?
Мой-то? Да всё в облаках, как в детстве, витает
Ты ничем не лучше других, чудес не бывает
С нею, да без шансов, он же пугалище с виду!
Ху** ты всё умничаешь, сука? Ты, чё, пидор?
На, сделай пару тяг — стены полетят
Чё, ништяк? По шестьдесят. Бери сейчас
Тихий час Твои друзья — десять негритят
Все пиз**т. Скажи, где взял? Наперекосяк
Строгача! Как вышел и каждое лето квасит
Сожалеем, но у нас всё так же нет вакансий
Как ты был неблагодарный, так жизнь сломал мне
На могильном камне пусть выбьют как-нибудь пошикарней

Ты ж моя принцесса
Ваша цель: выжать всё из её учебного процесса
Мы в Женеву на месяц. Не жалейте их, профессор!
Младшая будет красавица, а эта, так, в довесок
Сядьте прямо — тут обеденный стол, юная леди
Что за ветер в голове, что за тон и манеры эти?
Мне тут напели, кто-то в кресло вице-мэра метит
Постеснялся бы, хотя б, своим б**дям звонить при детях!
Завтра важный этап. Частный пансионат
Ее нрав исправит как высококлассный остеопат
Раз так страсти кипят, её в раз тут остепенят!
Почему про отца твердят, что он властный социопат?
Гляньте-ка, вон та самая, новенькая, любуйтесь
Погоди, дитя, после школы, пока побудь здесь
Пастырь поцеловал, лазал под сарафан
«Не сопротивляйся, дитя, все дела во славу творца!»
Сам не тиран и деспот, но надо знать своё место
А ты непутёвая недотёпа с самого детства
Я даю на роскошь новшества — тебе не даром это!
Тварь из отбросов общества тебе не пара!
Съешь их, добавишь серой рутине цветов, оттенков
Эксклюзивный реабилитационный центр
Как с настроением? У нас выздоровление
Вместо поздравлений пусть вышлет как-нибудь поскромнее

Где нас нет, горит невиданный рассвет
Где нас нет – море и рубиновый закат
Где нас нет – лес, как малахитовый браслет
Где нас нет, на Лебединых островах
Где нас нет, услышь меня и вытащи из омута
Пусти в мой вымышленный город, вымощенный золотом
Во тьме я вижу дали иноземные
Где милосердие правит и свет над берегами
Где нас нет.

Перед нами проносятся жизни главный героев – Марка и Алисы. Говорят, что в момент перед смертью мы видим всю свою жизнь перед глазами. Так и Марк, предполагая свою скорую смерть ещё «накануне», написал роман «Где нас нет».

В первом куплете речь идёт о жизни Марка. Что интересно, повествование ни разу не ведётся от его собственного лица (как и в следующем куплете про Алису). Всё, что мы слышим – это чьи-то цитаты и высказывания в его адрес. С самого детства жизнь у мальчика была незавидной. Он был, что называется, ребёнком с тонкой душевной организацией, а в мире, где приходится выживать, от него требовалось проявлять не чувства, а силу и лидерские качества. Маленького Марка постоянно чем-то упрекают. Сначала ставят в пример других детей, а потом и вовсе говорят, что он весь в отца и из него ничего не выйдет. Весьма расхожая фраза, которую можно услышать от матерей, которых муж бросил с маленьким ребёнком. Далее перед нами – этапы его взросления. Первую девочку, которая ему понравилась, все называют шлюхой. В школе он проявляет себе как социопат, неспособный вписаться в круг «дружных» лицемеров. Первые драки, упрёки матери, а что ещё страшнее – убийство в ребёнке веры в лучшее: ты ничем не лучше других, чудес не бывает. Даже я сам, при всем своем равнодушии к детям, не смог бы сказать такое маленькому мальчику, которому просто в силу возраста положено верить в чудо. Марк умён, но непопулярен. С самого детства он словно не нужен социуму, и наш герой уходит в другой, вымышленный мир с помощью наркотиков. Жизнь его ломается: тюрьма, судимость, его не берут на работу, он начинает пить. Последующий этап его жизни мы с вами познавали на протяжении всего альбома. Теперь же настал конец. Последними словами в куплете о Марке являются слова его матери о том, что он сломал ей жизнь. Она просит выбить эпитафию на могильной плите сына «как-нибудь пошикарней», даже после смерти не простив его всего лишь за то, что он был. Мы видим, как общество, люди, в том числе самые близкие, попросту сломали человека, не дав ему раскрыться, всё время пиная и унижая его, хотя тот сопротивлялся изо всех сил. Безусловно, крайне печальная концовка, сопровождающаяся не менее печальной жизнью. Если честно – мне даже Гамлета было жаль меньше, чем Марка.

У Алисы тоже всё ненамного лучше. Хоть она и родилась в богатой семье, но жизнь её была весьма безрадостной. Она никогда не была любимым ребёнком, младшая дочь всегда была для родителей в приоритете. Бедную старшую Алису всю жизнь пытались загнать в рамки, как и Марка, а она, как могла, сопротивлялась. В семье случались скандалы, отец занимался карьерой, семью особо не любил и открыто изменял жене. Частный пансионат, приставания со стороны священника – всё это приходилось терпеть несчастной девочке. Отец, как видим, нещадно наказывал Алису, оправдываясь тем, что это не он тиран и деспот, а ей надо знать своё место. Её избранник отцу тоже пришёлся не по душе (возможно, речь о Марке, возможно, о ком-то другом). Алису «сажают» на наркотики, а затем отвозят в реабилитационный центр. Её сломала система. Она избавилась от зависимости в клинике и ждёт выписки, в противопоставление с «шикарными» похоронами Марка – поскромнее. Судьба этой девушки крайне несчастливая. «Бедная Настя», которую моя бабушка в своё время смотрела каждый вечер по телевизору, даже рядом не стояла.

Хотелось бы ещё на минутку задержать внимание на некоторых тонкостях сюжета, раз уж мы закинули удочки. Я сделаю самое безумное в своей жизни предположение (после того, конечно, что мне под силу постичь все тонкости этой поэмы) о том, что Марк и Алиса – брат и сестра по отцу. Как мы помним, карьера писателя в какой-то момент начала идти в гору ни с того ни с сего, да и после его словно кто-то оберегал на этом пути, а Мэр обошёлся с ним крайне учтиво и доброжелательно. Сам же Мэр, отец Алисы, как мы выяснили, часто изменял своей жене, что и наводит на определенные мысли. Но это всё тонкости, и, возможно, игра не стоит свеч. Гораздо важнее итог.

А в итоге выходит, что Марк с Алисой вовсе не составляли ту самую бинарную оппозицию. Наоборот, их судьбы очень схожи и весьма печальны. Результатом же их сосуществования является перелом (дружно вспоминаем одноимённую песню эхопрокуренныхподъездов). Кто-то, помнится, сравнивал «Горгород» с романом «Мастер и Маргарита» Михаила Афанасьевича Булгакова в том плане, что оба произведения заканчиваются смертью и победой сил тьмы. Я не соглашусь с этим утверждением. На мой взгляд, схожи они как раз основной сюжетной линией, а не концовкой. Совпадений можно найти огромное количество, но этим заниматься мы сейчас не будем, иначе придём к тому, что Мирон Янович скопипастил Булгакова (спасибо, что не Эминема, если вы понимаете, о ком я), а это не так. У Булгакова смерть является неким избавлением от бренности этого мира, и Мастер с Маргаритой соединяются, отправляясь в вечность. Более того, силы тьмы у Булгакова – это нечто высшее, а зло – неоднозначно. Воланд со своей свитой привносят баланс в этот мир. В «Горгороде» же смерть настигает лишь Марка, влюблённые не воссоединяются, и тьма торжествует единолично, без притязаний света.

Если бы Мирон Янович пытался вложить в свою поэму ту же мысль, что и Булгаков, то погибнуть должны были бы и Марк, и Алиса. И теперь я бы хотел вернуться к вопросу «Почему автор убивает Марка?», ведь, на мой взгляд, в ответе на него и кроется основная мысль произведения. Давайте обратимся к сухой статистике, если таковую вообще можно привести. В начале поэмы Марк является не более чем популярным писакой с весьма посредственными произведениями. В нём пропал запал юношеской борьбы и стремление к сопротивлению. Этот период его жизни обозначим как спад, или попросту «минус». Далее наш герой встречает свою любовь, предначертанную ему судьбой, и та возвращает ему понимание своего предназначения (это будет «плюс»). В конце Марк снова прогибается под систему и сходит на «минус», за это его и убивают. Он снова отрекается от своего пути шамана, Лао Цзы, как хотите. Выходит, что, исключая юношеские годы, только короткий период сосуществования с любимой женщиной позволил Марку раскрыться в полной степени. Он с Алисой и есть те самые Инь и Янь. Их сочетание есть гармония, к которой стремится мир. Думаю, вывод очевиден: только с помощью любви человек может постичь себя и осознать своё место в этом мире. Без любви ты никто.

Конечно, этот вывод не единственный, что можно сделать; много чего ещё можно почерпнуть из этого произведения, но, полагаю, большую часть из этого мы и так разъяснили и усвоили по ходу моего труда: и проблему поиска собственного предназначения, и проблему вечной борьбы света и тьмы.

От себя хочу лишь добавить, что мне сейчас очень тяжело расставаться с «Горгородом». Конечно, я слушал и буду слушать его ещё не один раз, что и вам советую, но такого погружения, которое я испытал при написании этой работы, уже не будет. Честно могу сказать, что я вместе с вами находил и открывал для себя что-то новое на протяжении всего этого опуса. Это как расставаться с книгой, которую читал долгое время, и герои уже очень полюбились – не хочется их отпускать. Но мне не жаль, что она заканчивается. Всё так, как должно быть. Всё на своих местах.

Источник: http://dystopia.me/gorgorod/
Категория: Публикации, посвященные Мирону | Добавил: Лондон
Просмотров: 592 | Загрузок: 0